За год из аутсайдеров снова в лидеры

Еще год назад Яна Тоом балансировала на грани выхода из Центристской партии вместе с еще двумя «сестрами», Ольгой Ивановой и Оудекки Лооне. Многие из ее почитателей и избирателей были готовы к тому, что Тоом уйдет от центристов и даже создаст некую собственную партию. Но случилось по-другому, европарламентарий осталась с центристами и тем самым укрепила не только позиции Юри Ратаса, но и свои — ведь без партийной поддержки переизбраться в 2019 году на новый срок в Европейском парламенте будет сложнее. Однако если вспомнить, как Яна Тоом побеждала на выборах в 2014-м, говорить о том, что партия ей помогала, не приходится.

Яна Тоом: „На самом деле своим мандатом в Европарламенте я обязана в первую очередь депутату таллиннского горсобрания и руководителю ансамбля "Златые горы" Игорю Ермакову. Именно он подошел ко мне и сказал: мы тут посовещались, и решили, что тебе надо баллотироваться. Я говорю - с кем посовещались? И что, Вы думаете, Ермаков ответил?! - Как с кем, с музыкантами моими... Ну и с некоторыми коллегами. Мы, говорит, поможем! И так он убедительно это сказал, что план когда-нибудь лет через -надцать попытаться стать депутатом ЕП стал казаться мне каким-то... тусклым, что ли. И решение созрело довольно быстро.

Я сказала об этом Эдгару Сависаару на Рождественском приеме в Ратуше - мы сидели рядом в первом ряду со светскими улыбками и прямыми спинами, и вполголоса переговаривались, не поворачивая головы. Эдгар помолчал с полминуты, и говорит: не надо тебе в Европарламент. А я говорю - я решила, я пойду. И сидим себе дальше как два пенька, только искрит что-то.

Кандидатов в ЕП в тот раз выбирал совет уполномоченных. И я, понимая, что мне поддержка совета не светит - против воли Сависаара шансы попасть с список были близки к нулю, - полночи писала художественные эсэмэски однопартийцам. Не веерной рассылкой в стиле "дорогой друг!", а такие очень личные. Вспоминала смешные случаи, какие-то разговоры. Получалось что-то типа: "А помнишь, мы как-то обсуждали то-то и то-то? У тебя еще был колючий шарф? Так вот, думаю, пришло время это воплотить. Давай выдвинем меня в ЕП?"

Сколько я их разослала, не помню - помню, что спать пошла в шесть утра. А на следующий день были внутрипартийные выборы, и я получила 17 голосов. Для сравнения - Михаил Стальнухин получил больше 300. Других цифр я просто не помню, а Стальнухин запал в память именно из-за гигантского отрыва. Но в список я попала - на последнее, двенадцатое место. Видно, эсэмэски сработали.

К тому времени, когда я оказалась в Брюсселе, мои предшественницы Сийри Овийр и Вилья Сависаар-Тоомаст вышли из партии и не сочли возможным как-то помочь мне сориентироваться, поэтому первые недели я просто изобретала велосипед. Куда идти, с кем говорить, как оформлять бумаги... В общем, дурдом со сквозняками. Ну, а потом втянулась”.

Теперь, по прошествии почти пяти лет после избрания в ЕП, и сама Яна, и близко знающие ее люди, в первую очередь, мама, говорят, что она сильно изменилась. Стала мудрее — буквально так. Еще бы, ведь работа в Европарламенте — это далеко не синекура для отставных политиков, где ничего не нужно делать, как думают многие эстоноземельцы, годами более-менее ничего не слышавшие о том, что делают в Брюсселе и Страсбурге представители нашей страны.

Тоом: „Вот тут вы неправы - Европарламент, как, собственно, любой парламент, вполне может быть синекурой. Отсюда за леность не увольняют. И у нас полно депутатов, которых отправили в Брюссель на заслуженный отдых. Однако большинство работает на совесть. И есть, у кого и чему поучиться. Тут главное понять, как на самом деле работает вся эта конструкция, и перестать отвлекаться на медийно эффектные, но бессмысленные в практическом плане шаги вроде всех этих пресс-релизов типа "Имярек в парламенте заявил".

Уж если заявлять, то в такое время и в таком месте, чтобы убедить не аудиторию на родине героя, а коллег, которым завтра нажимать на кнопку во время голосования. А лучше - не заявлять, а подавать поправки и обеспечивать их принятие. Задача сложная, но выполнимая. Что касается "заявлений", именно работа в ЕП научила меня, что лучше фактов аргумента нет. И если хочешь что-то опровергнуть, не ленись, прочеши материал вдоль и поперёк, найди железобетонное подтверждение каждому тезису, и уж тогда вступай в спор”.

Измерить активность любого депутата Европарламента можно очень просто. Для этого существует англоязычный, но вполне понятный и без глубого знания этого языка ресурс Mepranking.eu.

Согласно этому рейтингу, Яна Тоом - второй по активности после Индрека Таранда депутат от Эстонии. Но она рассчитывает вскоре его догнать - в декабре парламент голосует два рапорта Яны, а это - скачок рейтинга. „Кому интересно, там можно покопаться и посмотреть, за счет чего он формируется: у кого-то превалирует присутствие на голосовании, у кого-то - подписание деклараций, а у кого-то - собственно законотворческая деятельность. Скажем, по количеству "опиньонов" - это позиция одного из комитетов по докладу на смежную тему - я занимаю 22 место из 751, по количеству принятых поправок - 155-е, а вот по числу письменных запросов Еврокомиссии - 437-е место. И это - сознательный выбор, сделанный после того, как я получила из Комиссии десяток бессмысленных отписок. Теперь обращаюсь к ним в исключительных случаях”, - пояснила Тоом.

Яна Тоом стала первым европарламентарием, которая открыла в Таллинне свое постоянное и активно работающее бюро. Здесь можно получить бесплатную юридическую помощь, сотрудники бюро ведут страницу в интернете на трех языках, где рассказывается о деятельности Яны Тоом, публикуются обзоры европейской прессы и материалы юридических консультаций.

Сама она в этом году запустила видеоблог, в котором делится с аудиторией размышлениями о происходящем. Для нее это было непросто, признается Яна - бывшему журналисту в общении с телеаудиторией трудно оставаться политиком, так что от рождения идеи до воплощения прошло года два.

Яна Тоом: „Наверное, любая профессия меняет человека, и если журналистика была для меня естественной средой, в политике пришлось меняться. Конечно, базовые навыки журналиста в политике необходимы. Сбор, проверка, анализ информации, создание сети источников, навык четко и внятно выражать свои мысли. Однако в парламенте гораздо важнее, чем в редакции, нравиться людям - в том числе оппонентам. Ведь намного проще уступить человеку, который тебе приятен, чем злобному мерзавцу. Так что чему пришлось учиться, так это оставлять открытыми двери, не поступаясь при этом своими принципами. Помню, как-то в прямом эфире Марко Рейкоп долго пытался меня на чем-то подловить, а потом сказал с этой своей очаровательной улыбкой: "Яна Тоом, Вас очень трудно ненавидеть". Один из лучших политических комплиментов, которые я получала. Хотя, конечно, хейтеров мне не занимать.”

Foto: Hendrik Osula

РЕПОРТЕР, ГЛАВРЕД, ВИЦЕ-МЭР, ДЕПУТАТ

Опишите, пожалуйста, Ваш карьерный путь. Как произошел переход из журналистики в политику?

Яна Тоом: Тут все просто - пришла по объявлению на конкурс репортеров в "Молодежь Эстонии" и меня выбрали. Через два года ушла в "День за Днем" - в знак протеста против увольнения моих друзей и коллег. Так мы вчетвером и явились - "дураки" (основатель Партии Дураков Эстонии Генрих Ламволь и два рядовых „дурака”) и я. Через три года я стала главредом, еще через пять ушла в "Вести недели", тоже главредом, а потом - в декрет. На чем моя независимая журналистская карьера закончилась. Потом были "Раэпресс" и "Столица".

Разумеется, не разделяй я политических взглядов центристов, о работе в мэрии не могло бы быть и речь, а так получилось, что я просто "вышла из шкафа". (Кстати, горячо рекомендую это всем журналистам, которые не в силах приносить политические симпатии в жертву профессиональной объективности - читатель не так глуп).

МИФ о гражданстве. Как произошло получение гражданства за особые заслуги. Почему не получилось раньше натурализоваться? Как вы относитесь к заявлениям, что у вас надо его отобрать?

Тоом: „Натурализоваться не получилось потому, что я опоздала к раздаче этническим эстонцам гражданства в облегченном порядке (в начале 1990-х — прим.ред.). Надо было сдавать экзамен, но язык у меня был совершенно дубовый, а времена - как раз те самые, когда на экзамене спрашивали, сколько складок на национальной юбке. Про юбку меня не спросили, но назад отправили. Со словами - приходите еще, как подготовитесь. Ну я и пошла на улицу Пикк, в российское посольство, где мне выписали паспорт за 15 минут. Буквально. Ну и лет 10-11 я с ним прожила. А потом по предложению Эдгара Сависаара мне дали гражданство.

К призывам гражданство отнять отношусь... ну вот как к мышам - в целом спокойно, но с некоторой брезгливостью.

Поговорим о Яне Тоом в 2018-м году. Как вы оцениваете себя саму 4-летней давности? Хотите ли вернуться в Эстонию, например, в качестве министра? Насколько это реально? Второй срок в ЕП — зачем, для чего, какие цели и задачи?

Тоом: Какой я была четыре года назад? На четыре года моложе и краше и на восемь глупее. С точки зрения профессионального развития год в Европарламенте я, с вашего позволения, зачту за два в Рийгикогу. Прошу понять правильно - это сравнение не двух парламентов, это сравнение депутата Тоом в одном и в другом.

Что до возвращения в Эстонию, тут многое зависит даже не от того, в каком качестве, а от того, с каким мандатом. С мандатом на какие перемены. Про Брюссель я это понимаю - борьба за имплементацию договора о социальных правах (единые социальные стандарты); за права лингвистических меньшинств, за свободный интернет. А эстонская повестка дня целиком зависит от коалиционного соглашения, которое, в свою очередь, зависит от результата выборов. Так что ответить на ваш вопрос сегодня не могу, а могу только внести свою лепту в победу на выборах.

К любому политическому посту следует относиться как к инструменту. И, если есть возможность, выбирать наиболее эффективный.

Ситуация в Нарвском отделении ЦП еще серьезнее, чем это можно судить по публикациям в прессе. Из партии вышли больше десяти членов городского собрания, а также несколько десятков рядовых членов. Теперь там идет строительство новой ячейки.

Яна, что для вас является самым сложным в этом деле и как идет работа? В чем особенность местного менталитета?

Тоом: Да, у нас есть проблема в Нарвском округе, и мы ее решаем. Выбрали новое правление, проводим мероприятия - кстати, при полном аншлаге, - начали выпуск газеты. Но. Это не строительство новой ячейки, это возвращение старой. Такой, какая она должна быть. Под давлением бывших центристов из партии вышли полторы сотни человек. Список ЦП на прошлых выборах получил 59% голосов по округу, я лично - более 11 тысяч. Так что это не должно быть проблемой.

Что до менталитета, четыре года назад мне казалось, он какой-то загадочный, а теперь я чувствую себя в Нарве как рыба в воде. Как-то натолкнулась на статью о том, что русские мало улыбаются - в отличие от народов, у которых широкая улыбка атрибут элементарной вежливости. Зато русские с этой самой мрачной физиономией тебя накормят и обогреют, а улыбкой сыт не будешь. Так вот для меня это довольно точное описание Нарвы - эстонского города с русской душой.

Лидер по влиянию на некоренное население в 2018-м

Foto: Яна Тоом

В 2018-м году Яна Тоом была очень активна не только в Брюсселе и Страсбурге на своем основном посту. Она также продолжила выступать на российском ТВ, в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым», ставя на место самого Жириновского и разъясняя российской аудитории связанные с Эстонией и Прибалтикой темы. В этом году Яну очень часто можно было встретить в Таллинне и Нарве, она — руководитель нарвской ячейки Центристской партии, которая недавно пережила серьезный кризис и лишилась нескольких десятков членов. В октябре европарламентарий проехалась с лекциями о своей работе по ряду городов республики, где встречалась со школьниками. Тоом очень активно выражает свою позицию по тому или иному вопросу, пользуясь всеми возможными площадками: своим веб-сайтом yanatoom.ee, страничкой в фейсбуке, отечественными интернет-порталами, газетами и телепрограммами, а также, конечно, встречами с избирателями. Все это и обеспечило ей звание наиболее влиятельной персоны среди русскоязычного населения страны по версии нашего портала Rus.Delfi в 2018-м году.

Жизнь любого политика, а особенно столь популярного, казалось бы, всегда на виду. Однако в каждой биографии найдутся факты и события, пока еще не известные широкой публике.

1. Помимо политики и журналистики умеет переводить (русский-эстонский-английский), готовить и вязать. В последнее время увлечение свитерами сменилось вязанием ковров. Тот, при помощи которого Яна снимала стресс минувшей весной, весит 18 килограммов (!) и имеет диаметр 2,8 метра.

2. Ненавидит летать на самолетах. Но летает. В лучшем случае два, в худшем - семь раз в неделю. „Страх перед полетами преодолен силой привычки: никто ведь не боится трамвая, а мой трамвай до работы - самолет”.

3. Бабушка Тоом обожала балет, и внучка вместе с ней. В пять лет мечтала стать балериной. Но уже тогда была на голову выше всех в группе детского сада, так что о балетной карьере пришлось забыть. Зато балетное училище закончила ее дочь. А сама Яна просто обожает танцевать.

4. В юности ей попалось на глаза объявление о наборе стюардесс, и девушка загорелась. "Вы будете головой сшибать переборки", - сказали мне. И были правы: заканчивая школу, будущий европарламентарий была 183 см ростом. Пришлось стать начальником - они по статистике в среднем на 7 см выше:)

5. Правда, начальником Тоом стала не сразу - сначала вышла замуж, к 26 годам родила троих, а по-настоящему стала работать лишь в 28 лет – в редакции газеты «Молодежь Эстонии».

6. В 33 года становится главным редактором газеты "День за Днем", в 37 лет - "Вести недели", а в 39 лет ее сокращают за ненадобностью: главред была в отпуске по уходу за ребенком, а газету продали. И пришлось начинать с нуля.

7. Чтобы как-то вырулить и платить кредит, даже одно время переводила какие-то образовательные брошюры для эстонских проституток, работающих в Северных странах.

8. Училась в Тартуском университете на русской филологии во времена Юрия Лотмана. В семинаре была у Зары Григорьевны Минц, где занималась проблемой литературных связей Александра Блока и Иннокентия Анненского.

9. Университет не закончила, отвлекшись на замужество, детей и зарабатывание денег. Иногда жалеет об отсутствии диплома, но не образования.

10. В Тарту научилась окружать себя умными людьми, и не делать вид, что знаешь то, чего не знаешь. Главное - научиться их узнавать.

Presidendi vastuvõtt ERMis. Fotostend. EV100 Foto: Karin Kaljuläte

Мама Маргарита Черногорова: Яна — самый яркий русский политик Эстонии

Яна Тоом родилась в уникальной семье. Ее предки по женской линии активно участвовали в политике, начиная со времен Октябрьской революции. А мама Маргарита Черногорова - самый опытный на сегодня член городского собрания Таллинна, имеющий солидный стаж политической работы.

В детстве Яна танцевала, играла на пианино. Мы жили общими интересами, садом, морем, прогулками по лесу, поездками по стране, книгами, сказками. В семье большую роль играли мои родители и тетушка. Они любили моих девочек и старшую Марину, и младшую Яшика, так мы ее звали в детстве. Это была очаровательная кудрявая красотка, которая всегда держалась очень прямо. Любила плавать и велосипед. Обе девочки закончили в Таллине 26 английскую школу, где получили хорошее знание английского и квалификацию переводчика. Ей было 16 лет когда она закончила школу и уехала в Тарту и поступила в Университет. Через год наступил определенный кризис, и вернулась домой и работала почти год на Таллинском Ювелирном заводе кладовщиком. У нее прекрасно получалось,по отзывам. В школьные годы летом работала на молококомбинате в цеху.

Мне всегда казалось, что она создана для современной политики с ее парадоксами непредсказуемостью и неустойчивостью У нее есть чутье на людей и общество. Она бесспорно умна, во многом от природы, и научилась учиться на ошибках. Она любит свою страну и не позволяет себе кричать об этом. Она работает во имя заданной цели и всегда только в интересах избирателей.Очень тяжело в нашей стране защищать многогранные интересы ее русских жителей. Для этого нужны союзники, и она научилась их находить и у нас, и Евросоюзе. Бесспорно, один из самых интеллектуальных и самых работоспособных из всех политиков Эстонии, и самый яркий русский политик.

Она заботливая дочь, любящая мать, бабушка и нежная сестра. У нас большая семья — дети, внуки, их семьи, и мы все вместе душой. И в этом многое от Яны.

Уверена, что ее место в политике, государственном управлении, но если что, она яркий и неординарный журналист, бесспорное «золотое перо» и организатор.

• В эстонском обществе самым влиятельным является премьер-министр Юри Ратас, среди русских – Яна Тоом.

• Сила влияния одной партии кажется большой, но в действительности она означает непрерывное напряжение постоянный риск свалиться с насеста.

• Каким образом Центристской партии удается объединять две не очень связанные общины?

Люди, хорошо знакомые с Центристской партией изнутри, отмечают, что быть правящей партией – палка о двух концах. В какой-то степени партия многие годы строила свой успех практически на монополии представительства интересов русскоязычных избирателей. Но это неизбежно означает, что при попытке учесть интересы как эстонцев, так и русских можно провалиться в обоих сегментах.

Премьер-министр Эстонии – будь то Андрус Ансип или Юри Ратас – не соберет голосов русскоязычных избирателей, это центристам хорошо известно. А на эстоноязычных избирателей Яна Тоом действует, как красная тряпка на быка, которая раздражает и иногда провоцирует так, что в жар бросает. Но для влияния, сохранения успеха на выборах и власти нужны оба.

И власть – это, по сути, то, что удерживает вместе, под одной крышей Тоом и Ратаса. Перед выборами в местные самоуправления Ратас в качестве этого аргумента в последний момент сумел убедить Тоом остаться в партии – если бы она ушла в избирательный союз Эдгара Сависаара, то сейчас русскоязычный избиратель стоял бы за кем-то другим. По всей видимости, закончилось бы единовластие Центристской партии в Таллинне, а любимые эстонцами реформисты сейчас уверенно маршировали бы к победе на выборах.

Благодаря тандему Ратаса и Тоом нынешняя ситуация в партии более радужная. Но поддержание такого союза требует целого ряда политических фокусов и компромиссов, даже игры в прятки, чтобы удовлетворить сталкивающиеся друг с другом интересы. Как сохраняется это равновесие?

Метод номер 1 – держи дистанцию, чтобы избежать столкновения!

Метод номер 2 – говори со своими избирателями о том, что их интересует

Метод номер 3 – говори на каналах своих избирателей

Метод номер 4 – От Ратаса – русским, и Ильвесу – от Тоом